Об условном развитии пространства, противопоставленном реальной статике архитектуры

Физика решение задач
Задачи контрольной
Молекулярная физика
Электpостатика
Закон Кулона
Потенциал
Основные законы постоянного
тока
Физика атомного ядра
Электротехнические материалы
Электромагнетизм
Электромагнитное
взаимодействие
Квантооптические явления
Оптика
Волновая оптика
Теория аберрации Стокса
Физические основы механики
Молекулярная физика
и термодинамика
Молекулярно-кинетическая
теория
Математика решение задач
Математика Задачи
Комплексные числа
Дифференциальное и
интегральное исчисление
Интегралы
Основные задачи на прямую
и плоскость
Векторная алгебра
Исследование функции
и построение графика
Производная функции
Свойства комплексных чисел
Алгебраические уравнения
Одночлены и многочлены
Высшая математика в экономике
Линейные уравнения
Понятие множества
История искусства
Послевоенный дизайн
Современные интерьеры
общественных зданий
Эмоциональный потенциал
архитектуры
Об условном развитии
пространства
О масштабе и образе
Форма, материал, цвет
О  компонентах интерьера
Язык архитектуры
Дизайн архитектурной среды
Стиль модерн Ар Нуво
Промышленные выставки
Искусство Западная Европа
Искусство Россия
Архитектура и скульптура
Живопись Россия
Импрессионизм
Эпоха Возрождения
Искусство Испании
Искусство Голландии
Европа и Россия XVIII век
Формирование дизайна
Информатика
Накопители на жестких дисках
Локальная сеть

Проблема развития внутреннего пространства во времени была поставлена архитектором в начале XX в., когда архитектурная мысль, пытаясь разрешить сложные противоречия архитектуры, формировалась как необходимость логического обоснования нового. И. В. Жолтовский считал, что - вся сила воздействия, заключающаяся в художественном образе, как раз и определяется степенью его динамичности. Если в первом случае мотивацией следует считать потребность в определении порядка или исследовательскую реакцию, то во втором — возникающая эмоция мотивирована реакцией протеста против ограничения свободы движения, названной И. П. Павловым одним из сильнейших жизненно важных инстинктов.

Вытянутая форма основного объема, создание планов, членение и пластическая разработка поверхностей, выделяющих внутреннее пространство, цвет, освещение, раскрытие внутреннего пространства во внешнее — вот в самых общих чертах элементы, участвующие в зрительном выявлении протяженности. Не случайно замкнутость пространства средневековой  капеллы дель Арена в Падуе пытались нарушить средствами живописи. И в конце концов даже знаменитые фрески Джотто не решили эту задачу в полной мере — считает И. Данилова. И автор данной книги с этим согласен. По обе стороны находятся еще два меньших по размеру и полутемных. Вы оборачиваетесь и видите еще два совсем тесных, погруженных в сумрак помещения. В переходе от яркого света к темноте ощущается ритм. Крохотные двери и просторные окна. Характерен и другой прием уничтожения неприятного чувства изоляции — создание многопланового периметра ограждения. Примером может служить Колонный зал Дома Союзов в Москве. Ле Корбюзье одним из первых разработал приемы развития нерасчлененного пространства, осуществляя его за счет свободной пластики форм и поверхностей, выходящих за пределы этого пространства Капелла Роншан и зал заседаний Пластика и ритм вертикальных членений нижнего яруса, образованного изрезанным в плане объемом о «двенадцати» углах, обрамленных стройными пилястрами, сообщают нижнему ярусу зрительное выражение мощи и силы.

Чертеж никогда не дает полного представления о натуре. И наоборот, интерьер не всегда может дать представление о плане. Прочтение пространства есть результат комплексного воздействия размеров, формы, цвета, света и таких более сложных характеристик, как оптические иллюзии и поправки. Если стороны площади сужаются от зрителя, то пространство площади должно иллюзорно увеличиться, а дом, стоящий в торце площади, в соответствии с перспективным удалением должен зрительно уменьшиться. Фактическая затесненность вестибюля, усиленная иллюзорной динамикой и преобладанием массы над пространством, рождает внутренний протест и активную потребность в раскрытии пространства. Разрядка наступает при переходе в длинный протяженный зал библиотеки, раскрытый также и в поперечном направлении рядом окон в боковых стенах Восемь картин Вселенского собора аналогичны по своему построению. На архитектурном фоне изображен ряд сидящих фигур. Центральная фигура выделена темным пурпуром одежды, контрастирующим с нежно-розовыми охристыми тонами одежд других фигур. С поразительным мастерством решает монументальная живопись и в Успенском соборе, и в соборе Ферапонтовского монастыря задачу раскрытия архитектурного замысла, участвует в создании динамического пространства, раздвигая или, наоборот, сближая стены и проникая в глубь стены. Система построения пространства, организуемая осями и устанавливающая основные связи внутреннего и внешнего пространства, определяет характер ритмически развивающейся во времени композиции. Интерьер храма Покрова на Нерпи как пример развития пространства по вертикали Оболочка, выделяющая внутреннее пространство зданий, исторически сложилась как один из элементов интерьера. Прочность и устойчивости, сила и противопоставленная  ей тяжесть, зрительно выявленные и художественно осмысленные, приобрели с древнейших времен особую  значимость, участвуя вместе с другими средствами выразительности в формировании художественного образа Комплексные чертежи кривых линий начертательная геометрия инженерная графика

О тектонических и атектонических представлениях

Тектонические представления непосредственно связаны с методами строительства, и, в конце концов, с идейными задачами, поставленными перед архитектурой обществом. Монументальная  живопись в Успенском соборе Московского Кремля и храме Ферапонтове монастыря используется как средство оптических корректив. Возникает много вопросов. Во-первых, почему до сих пор все же не потеряна сила эмоционального воздействия тектонических систем прошлого? Каковы основы языка архитектуры, понятные нам и не потерявшиеся в веках? И главное — в чем же художественный смысл современных принципов тектоники?

Рассмотрению тектонических систем прошлого посвящено много работ. И, В. Жолтовский, А. К. Буров, В. Я. Маркузон высказали по этому поводу интересные мысли, раскрыв на примерах возможности языка архитектуры и роль тектоники в становлении образной  выразительности. В монументальных общественных сооружениях императорского Рима, величина которых потребовала возведения большепролетных сводчатых и купольных покрытий, проявилось двойственное отношение римлян к архитектуре и конструкции. Кессоны, образовав вместо сплошного, ничего не говорившего каменного массива перекрестно-ребристую структуру, концентрирующую и направляющую усилия, подчеркнули мощь и силу системы.

Анализ современных конструктивных систем свидетельствует о том, что, отвечая многообразию социальных типов зданий и решая их самым различным образом, современная архитектура достигла высокого уровня технического разрешения поставленных задач. Объективные качества железобетонного каркаса — увеличение пролетов, стройность и относительная легкость элементов в сравнении с каменными стенами, преобразовали сложившиеся тектонические представления Формы современных конструкций используются так же, как и архитектурные формы. Это видно на примере выставочного павильона в Токио. Круглый в плане павильон перекрыт куполом.

Ионический  фриз Парфенона с изображением Панафинейского шествия был первым условным изображением пространства между архитравом и перекрытием. Хорошо известны расписные фризы в интерьерах Древнего Рима и Возрождения, образующие условный интервал между карнизом и архитравом. Парящее покрывало крытого бассейна Кензо оТанге есть результат художественного осмысления реальной вантовой системы

Нарисованное голубое небо на сводах и куполах — ведущая тема монументальной живописи в интерьерах Возрождения, барокко и классицизма. Не менее характерно подвешенное «небо» в древнерусских деревянных шатровых храмах. Все это — выражение идеи, направленной на борьбу с реальным весом покрытия. Примером такого построения может быть интерьер ярусного классического театра. Торжественность и великолепие зрительного зала Большого театра в Москве в сравнении со многими почти такими же залами определяется множеством различных характеристик.

Так, например, доказано, что триглифы Парфенона, решающие тектоническую задачу художественного образа, несопоставимы с реальной конструкцией, а парящее покрывало крытого стадиона Кензо Танге есть результат художественного осмысления именно реальной вантовой системы.
Решение задач по физике, электротехнике, математике, информатике История искусства